Центр научного сотрудничества "Интерактив плюс"
info@interactive-plus.ru
8-800-775-0902
+7 (8352) 222-490
2130122532
Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс»
RU
428005
Чувашская Республика
г.Чебоксары
ул.Гражданская, д.75
428005, Россия, Чувашская Республика, г. Чебоксары, улица Гражданская, дом 75
8-800-775-0902
+7 (8352) 222-490
RU
428005
Чувашская Республика
г.Чебоксары
ул.Гражданская, д.75
56.125001
47.208966

Институциональное взаимодействие структур ЕС и НАТО


Дискуссионная площадка

Дата публикации:
Оцените материал Средняя оценка: 0 (Всего: 0)

Статья опубликована в VIII Международной научно-практической конференции
"Новое слово в науке: перспективы развития"

Библиографическое описание
Козубенко И. И. Институциональное взаимодействие структур ЕС и НАТО [Текст] / И. И. Козубенко // Новое слово в науке: перспективы развития : материалы VIII Междунар. науч.–практ. конф. (Чебоксары, 10 апр. 2016 г.) / редкол.: О. Н. Широков [и др.]. — Чебоксары: ЦНС «Интерактив плюс», 2016. — № 2 (8). — С. 39–42. — ISSN 2411-8133.
Просмотров всего: 83
  • 69HTML просмотр
  • 14PDF скачано
  • 83Всего

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СТРУКТУР ЕС И НАТО


д-р ист. наук, канд. филол. наук , доцент, профессор
Филиал ФГБОУ ВО «Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова» в г. Севастополе
Севастополь г

Аннотация: в статье анализируется система отношений ЕС и НАТО, базирующаяся на основе соглашения о сотрудничестве, и строящаяся на консультативном, экспертном, совещательном и других уровнях. Характеризуется особая организация двустороннего сотрудничества на основе документооборота.

Abstract: the article analyzes the system of relations between the EU and NATO, which is based on the basis of the cooperation agreement, and is being developed in consultation, expert, advisory and other levels. Characterized by a special organization for bilateral cooperation on the basis of document circulation.

Ключевые слова: сотрудничество, НАТО, европейская безопасность.

Keywords: cooperation, NATO, Europeansecurity.



Основополагающими принципами сотрудничества и взаимодействия ЕС и НАТО, сформулированными в Декларации НАТО-ЕС о европейской политике в области безопасности и обороны, являются партнерство, неделимость безопасности, эффективные совместные консультации, равенство и право на самостоятельность в принятии решений, уважение интересов всех членов ЕС и НАТО, согласованная и транспарентная разработка общих для обеих организаций требований к военным силам и средствам при взаимной поддержке.

Сотрудничество и взаимодействие НАТО и ЕС в сфере европейской безопасности осуществляется на различных уровнях. Так, на основе обмена письмами между Генсеком НАТО и Председателем Евросоюза в январе 2001 г. были определены масштабы сотрудничества и механизмы консультаций по вопросам безопасности, в том числе европейской, между обеими организациями. Декларация НАТО-ЕС о ЕПБО от 16 декабря 2002 г. и рамочное соглашение о сотрудничестве – «Берлин Плюс», подписанное 17 марта 2003 г. положили начало систематическому тесному взаимодействию различных структур ЕС и НАТО.

На институциональном уровне сотрудничество и взаимодействие осуществляется на консультативном, экспертном уровне, на уровне политического и военно-политического диалога в форме совещаний Североатлантического Совета и Комитета по политике и безопасности ЕС. Первое такое совещание, положившее начало встречам на постоянной основе, состоялось 5 февраля 2001 г. С этого времени совещания проводятся регулярно от 4 до 10 раз в год. В первые два года активного взаимодействия с 2001 по 2003 гг. на встречах рассматривался широкий круг общих для двух организаций вопросов. Обсуждались проблемы влияния на ситуации в Косово, Молдове, Афганистане, вопросы распространения оружия, терроризма, проблемы энергетической безопасности. С 2004 г. активность встреч уменьшилась. Причина была отмечена на итоговом совещании Совета ЕС в Копенгагене в 2002 г.: «Берлинское соглашение будет применяться к тем странам ЕС, кто одновременно является членом НАТО или участником программы «Партнерство ради мира» – то есть к подтвердившим свою готовность сотрудничать с НАТО в двустороннем режиме по вопросам безопасности» [6]. Таким образом, Берлинское соглашение ограничило активизацию сотрудничества ЕС и НАТО: с одной стороны, ЕС не участвует в формальных переговорах с НАТО по вопросам, не входящим в Берлинское соглашение, в тех случаях, когда получает отказ от встреч от одной из 27 европейских союзников; НАТО, в свою очередь, не проводит переговоры со странами ЕС, не являющимися члена организации или не входящими в программу «Партнерство ради мира». Это касается, прежде всего, Турции – члена НАТО, но не члена ЕС и Кипра – члена ЕС, но не члена НАТО. «Проблема участия» отражается в действиях Турции по воспрепятствованию Кипру стать участником программы «Партнерство ради мира» и возможностях Кипра блокировать обсуждение вопросов, не входящих в Берлинское соглашение, на уровне Североатлантического Совета и Комитета по политике и безопасности. Кипрская территориальная проблема стала основой ограничения взаимодействия ЕС и НАТО, как и срывом Плана К. Аннана 2004 г. по проведению референдума о кипрской проблеме.

Должностные лица НАТО и ЕС встречаются на регулярной основе на уровнях глав МИД, послов, военных представителей и советников по вопросам обороны. В 2001 г. по инициативе руководства ЕС и Генерального секретаря НАТО активизировалось сотрудничество на уровне глав правительств, нацеленных на обсуждение актуальных проблем. Но подобная последняя встреча была проведена в декабре 2003 г. Такие совещания продолжились в рамках «Трансатлантических мероприятий» с сентября 2005 г. Преодолеть политические разногласия попыталась с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН бывшая в то время Госсекретарем США Кондолиза Райс, которая призвала министров иностранных дел стран-участников НАТО и ЕС, включая Турцию и Кипр, к неформальному обсуждению отношений двух организаций. Ее предложение получило продолжение в организации встреч на уровне глав МИД в одной из европейских столиц или в Нью-Йорке в среднем дважды в год. Основой повестки дня подобных переговоров являются проблемы нераспространения ядерного оружия, борьбы с международным терроризмом, обсуждение ситуации на Ближнем Востоке, в Иране и т. д. Исследователи отмечают, вопросы взаимодействия ЕС и НАТО в сфере европейской безопасности на этих встречах минимизированы [1].

Любое двустороннее сотрудничество базируется на непосредственной связи сотрудников и руководителей и на организации эффективного документооборота. Однако секретные документы НАТО могут получать только те страны ЕС, которые подписали с НАТО соглашения в сфере обеспечения безопасности [5]. По этой причине Берлинскому соглашению был присвоен гриф секретности. Таким образом, между ЕС и НАТО осуществляется обмен только документами, относящимися к конкретным операциям и вопросам мобилизационной готовности. Расширение ЕС в 2004 г. дало толчок к активизации контактов между сотрудниками низшего и среднего исполнительского звена на неформальном уровне взаимодействия. Однако, как отмечают западные исследователи, это не решает проблему борьбы за сферы политического влияния между различными бюрократическими структурами обеих организаций [9]. В основе компетенции ЕС лежит «Европейская политика обороны и безопасности», которая по ст. 18.4 Ниццкого договора «полностью соответствует» положениям «Общей внешней политике и политике безопасности», но Лиссабонский договор эту роль уменьшил [10].

До 2004 г. между НАТО, Советом ЕС и Еврокомиссией проходили регулярные семинары по вопросам борьбы с терроризмом. Делегаты от комиссии присутствовали на совещаниях Североатлантического Совета и Комитета по политике и безопасности. Члены Комиссии участвуют в работе общих структурных подразделений. Еврокомиссия и НАТО настроены на развитие сотрудничества и более тесного взаимодействия, но сближению препятствуют Турция, Кипр и Греция. Также после 2004 г. объем документов, которые передаются Комиссии структурами НАТО, был сокращен, так как были актуализированы только материалы, относящиеся к Берлинскому соглашению. Проблемы оптимизации взаимодействия двух организаций решаются на разных уровнях: у сотрудников происходит обмен информацией, многие вопросы решаются неформально.

Одним из важных аспектов институционального взаимодействия ЕС и НАТО в сфере европейской безопасности являются личные контакты Генсека НАТО и Верховного представителя ЕС. На совещаниях Североатлантического Совета и Комитета по политике и безопасности ЕС руководители организаций выполняют обязанности сопредседателей. Верховный представитель ЕС приглашается на все встречи Североатлантического Совета на уровне глав МИД и министров обороны. Генсек НАТО участвует во встречах министров обороны ЕС. Генсек НАТО и Верховный представитель ЕС проводят встречи на регулярной основе. Понимание ими стратегического характера деятельности возглавляемых ими организаций в большой степени являются ключевыми факторами развития взаимодействия. Так, на встречах Х. Соланы и Я. де Хооп Схеффера неоднократно звучали предложения по расширению сотрудничества ЕС и НАТО, в том числе и в сфере европейской безопасности. Переговоры руководителей организаций проводятся как в открытом формате, так и в закрытом режиме. Так, одной из последних закрытых встреч были, по сообщению на сайте Североатлантического альянса, переговоры между Генсеком НАТО Йенсом Столтенбергоми Верховным представителем ЕС Федерикой Могерини 26 января 2015 г. [2].

Верховным военным органом в ЕС является Военный Комитет Европейского Союза. Он, по мнению Д. Ховорта, открыт к диалогу, так как большинство начальников штабов стран-участниц являются военными представителями в военном комитет НАТО. Начальники штабов дважды в год встречаются для обсуждения проблем ЕС и три раза в год – для обсуждения проблем НАТО. Военный комитет Евросоюза собирается на уровне военных представителей, которые также участвуют в совещаниях НАТО [6, р. 74]. Систематически с 2003 г. в рамках стратегического военного диалога между НАТО и ЕС проводят неформальные переговоры Международный военный штаб НАТО и Военный штаб ЕС. Так, 5 декабря 2014 г. прошла третья за год встреча ВШ ЕС и МВШ НАТО в Брюсселе [3]. Председатель Военного Комитета ЕС также принимает участие в работе Североатлантического Совета и Комитета по политике и безопасности, Совета ЕС и военного комитета НАТО.

Сотрудничество ЕС и НАТО в сфере европейской безопасности фиксируется также на уровне гражданского и военного Директоратов, секретариата Совета ЕС, трансформировавшихся на современном этапе в Директорат по планированию и управлению кризисными ситуациями. Постоянные механизмы взаимодействия на уровне военных были созданы в целях действенного сотрудничества на оперативном уровне. С ноября 2005 г. при Военном штабе ЕС функционирует Постоянная группа связи взаимодействия НАТО. В марте 2006 г. при штабе главкома ОВС НАТО в Европе – стратегическое оперативное командование НАТО в г. Монсе, Бельгия начал действовать Отдел ЕС.

В рамках соглашения «Берлин Плюс» проблемы возможного распределения обязанностей между НАТО и ЕС остались нерешенными.

На уровне глав МО и военных представителей официальные встречи проходят в формате 28–26 (Турция отказывается от участия).

Образцом полноценного сотрудничества ЕС и НАТО является деятельность аппарата заместителя Верховного союзного главнокомандующего в Европе. В соответствии с Берлинским соглашением кандидатура заместителя Верховного союзного главнокомандующего в Европе является исходной в тех случаях, когда ЕС оставляет НАТО право назначать руководителя силами альянса в Европе операциями под эгидой ЕС [4], что должно содействовать эффективной и полновластной роли заместителя главнокомандующего. НАТО и ЕС выработали логичный порядок организации военной операции в соответствии с положениями Берлинского соглашения. Руководством операций ЕС и НАТО занимается Совет, под управлением которого находятся Штаб заместителя Верховного союзного главнокомандующего в Европе, Верховный штаб объединенных сил НАТО в Европе, Командование объединенными силами НАТО в Неаполе (при операции «Алтея»), Командование на местах в Сараево. Эти структуры формируют Коллегиальные органы командования. Данный механизм был использован при реализации операции «Алтея»: это «облегчает делегирование полномочий», «оптимизирует» использование сил и не допускает «дублирования функций» [8]. Такой порядок был отработан при проведении операции в Македонии. Но, например, в Косово, ЕС действовало на той же территории, что и НАТО, без предварительных договоренностей. В течение первых операций по Берлинскому соглашению систематически осуществлялась связь между секретариатом Евросоюза и штабом заместителя Верховного союзного главнокомандующего в Европе, в том числе в ходе личных встреч. Такой механизм взаимодействия продолжился и в рамках всех других операций, не относящихся к Берлинскому соглашению.

Список литературы
  1. 1. Старкин С.В. Анализ разведывательной информации по трансатлантическому терроризму в современных внешнеполитических условиях: подходы американских теоретиков // Гуманитарные исследования. – 2011. – №1. – С. 6–12.
  2. 2. NATO. Организация Североатлантического договора [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http.//nato.int/cps/en/natohq/news_116853.htm
  3. 3. NATO. Организация Североатлантического договора. Военный штаб ЕС и Международный штаб НАТО – сотрудничество для взаимодополняемости [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http.//nato.int/cps/ru/SID-2F582B0B2F3C3858/natohq/news_ 115923.htm
  4. 4. EU-NATO: the framework for permanent cooperation and Berlin Plus [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http.//www.consilium.europa.eu/uedocs/cmsUpload/03–11–11%20Berlin%20Plus%press%20note%20BL.pdf
  5. 5. Final Communique of the Ministerial Meetingof the North Atlantic Council. – Berlin, 3 June 1996 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http.//nato.int/docu/pr/1996/p96–063e.htm
  6. 6. From Laeken to Copenhagen European defense: core documents [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http.//www.iss.europa.eu//uploads/media/chai57e.pdf
  7. 7. Hovorth J. Security and defense policy in the European Union. – N.Y.: Palgrave Macmillan, 2007. – 336 p.
  8. 8. NATO handbook, 2006 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http.//www.reliefweb.int/rw/lib.nsf/db900sid/ HMYT-6R8PNL/$file/nato-handbook-jub2006.pdf? openelement
  9. 9. Smith S.J. EU-NATO cooperation: a case of institutional fatique? // European Security. – 2011. – Vol. 20. – №2. – P. 243–264.
  10. 10. Treaty of Lisbon amending the Treaty of European Union and the Treaty establishing the European Community // Official Journal of the European Union. – 2007. – Vol. 50. – C. 306.

Оставить комментарий
При добавлении комментария укажите:
  • - степень актуальности публикуемого материала;
  • - общую оценку (оригинальность и актуальность темы, полнота, глубина, всесторонность раскрытия темы, логичность, связность, доказательность, структурная упорядоченность, характер и достоверность примеров, иллюстративного материала, убедительность выводов);
  • - недостатки, недочеты;
  • - вопросы и пожелания Автору.